Последний мировой кризис вынудил экономистов пересмотреть понимание того, какой должна быть макроэкономическая политика. И вышло, что старый прием «измени ставку — получишь результат» в посткризисном мире уже не работает

На первом этаже главного здания Федеральной резервной системы (ФРС) США стоит автомат, где каждый желающий может проверить свои способности в кредитно-денежной политике. Если правильно ответишь на все вопросы, автомат провозглашает тебя новым главой ФРС. Это такой аттракцион. И впрямь, до кризиса управлять американской, а в итоге и мировой экономикой, действительно казалось очень просто. И даже весело.

По сути, был только один целевой показатель — инфляция, и только один инструмент макроэкономической политики — процентная ставка. Инфляцию полагалось удерживать на стабильном и низком уровне: именно в этом случае разрыв между теоретически возможным и реальным экономическим ростом был минимален. В результате работа центрального банкира фактически сводилась к механическому реагированию. Экономика перегревается — ставку надо повысить, охлаждается — понизить. Проще некуда.

Экономическая политика не должна сходиться клином на денежном регулировании — не стоит забывать и о фискальной политике

Для разнообразия была изобретена целая система коммуникаций, с помощью которой денежные власти подавали финансовому рынку сигналы о возможном дальнейшем изменении монетарной политики, тем самым формируя соответствующие ожидания. Зачастую самих ожиданий было вполне достаточно, чтобы повлиять на экономику, не прибегая к реальным действиям. Рынки внимали каждому слову руководителей основных центральных банков. Их лица в дни до и после заседаний не покидали первых полос деловых газет и выпусков телевизионных новостей. Они без преувеличения были звездами.

Почему денежные власти вдруг решили, что именно такой режим их работы — то, что доктор прописал? Считалось, что в том числе благодаря подобной денежной политике развитым государствам удалось в начале 1980-х годов войти в фазу так называемого Великого спокойствия (Great Moderation). Речь идет о периоде существенного сокращения волатильности экономических циклов, который характеризовался стабилизацией инфляции и безработицы, приростом ВВП и промышленного производства. Например, в это время мировая экономика намного спокойнее, нежели в 1970-х годах, пережила резкое подорожание нефти, равно как и фондовый крах 1987 года, коллапс фонда Long Term Capital Management и лопнувший пузырь доткомов.

Фаза совпала с периодом правления Федеральным резервом Алана Гринспена, что в начале нынешнего века подметил Бен Бернанке, вскоре после этого ставший новым главой ФРС. По иронии судьбы, на тот момент мировой экономике оставалось наслаждаться спокойствием считанные годы. Кризис положил конец этой эпохе, утверждает главный экономист Международного валютного фонда (МВФ) Оливье Бланшар, а также его коллеги Джованни Дель-Ариция и Паоло Мауро[1].

В своей работе экономисты МВФ развенчали несколько мифов эпохи Великого спокойствия. Например, они считают, что стабильная и низкая инфляция — это здорово, но того недостаточно. Например, не помешало бы принимать во внимание и другие цены, как, впрочем, и вообще другие показатели. Ведь пузыри на рынках чего угодно — будь то недвижимость, потребительские кредиты или даже целые платежные балансы государств — могут оказаться не менее губительными для экономики, чем банальное повышение потребительских цен.

Да и если уж брать инфляцию саму по себе, возможно, ее целевой показатель — в большинстве развитых стран в пределах одного-двух процентов — слишком низок. Например, согласно знаменитому правилу Джона Тейлора (формула, которая показывает, насколько центральный банк должен изменить свою ставку в ответ на изменение уровня цен и ВВП), после кризиса ФРС не помешало бы снизить ставку еще на три-пять процентных пунктов по сравнению с тем, насколько она была снижена на самом деле. Но такой возможности у регулятора уже не было — ставка и так была опущена до нуля. Более высокая инфляция, а соответственно, и более высокая номинальная ставка, дала бы больше простора для смягчения денежной политики.

Инструменты достижения целей тоже должны быть более разнообразными. Поскольку не только банки являются крупными игроками финансового рынка, центральный банк не должен ограничиваться рефинансированием. В результате инструментами, помимо ставки, может быть использование активов в качестве залога или прямой их выкуп (чем центральные банки, собственно, и занимались последние три года). Пруденциальное регулирование участников рынка также не является нейтральным с точки зрения макроэкономики, и это следует принимать во внимание. Наконец, экономическая политика не должна сходиться клином на денежном регулировании — не стоит забывать и о фискальной политике. Это, впрочем, также имело место в ходе текущего кризиса, но и без того немалые госдолги некоторых развитых стран существенно ограничивали возможность для контрциклической политики.

Все эти соображения — скорее информация к размышлению, нежели готовые рецепты. Так, наиболее простой для внедрения совет — повышение целевого уровня инфляции на несколько процентных пунктов — несет в себе определенные риски, считает профессор Беннетт МакКаллум[2]. Например, удобство высокой ставки центрального банка с точки зрения возможностей ее резкого снижения во времена кризиса может не перебить вред от более быстрого роста цен в «мирное» время. Простой расчет показывает, что будь в США средняя инфляция на уровне, скажем, четырех процентов каждый год, начиная с 1792 года — когда Штаты обзавелись долларом — сейчас цены были бы в 219,5 раза выше, чем они есть на самом деле!

Кроме того, более высокая планка инфляции снизит необходимость в независимости центральных банков. Между тем по всему миру денежные власти сейчас — одни из немногих властных структур, которые хоть как-то последовательны и независимы от политических циклов. Потерять такое достижение никому из уважающих себя экономистов не хотелось бы.

[1] Olivier Blanchard, Giovanni Dell’Ariccia, and Paolo Mauro. Rethinking macroeconomic policy. IMF Staff Position Note #2010/03. February, 2010.

[2] Bennett T. McCallum. Should central banks raise their inflation targets? Some relevant issues. NBER Working Paper #17005. May, 2011.

Автор: Дмитрий Горюнов, и. о. главного редактора газеты «Экономические известия» специально для «Эксперта»


Сайт однокласники посетить на официальном форуме ok-odnoklassniki.com

1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167, 168, 169, 170, 171, 172, 173, 174, 175, 176, 177, 178, 179, 180, 181, 182, 183, 184, 185, 186, 187, 188, 189, 190, 191, 192, 193, 194, 195, 196, 197, 198, 199, 200, 201, 202, 203, 204, 205, 206, 207, 208, 209, 210, 211, 212, 213, 214, 215, 216, 217, 218, 219, 220, 221, 222, 223, 224, 225, 226, 227, 228, 229, 230, 231, 232, 233, 234, 235, 236, 237, 238, 239, 240, 241, 242, 243, 244, 245, 246, 247, 248, 249, 250, 251, 252, 253,

Похожие записи:
  1. Возможности защитить свою собственность от рисковых ситуаций уже достаточно широки, однако этот сегмент страхования все еще переживает не лучшие времена и страдает от отсутствия реального интереса и спроса со стороны страхователей
  2. Если температура воздуха на Земле повысится на несколько градусов, в мире почти не останется банков и инвестиционных фондов, а вот страховые компании разрастутся до невероятных размеров
  3. Правительство инициирует внедрение экспортного страхования и кредитования. Это нововведение даст хорошие результаты только в том случае, если удастся четко регламентировать процедуры отбора проектов и ответственности уполномоченных фининститутов
  4. Председатель правления Проминвестбанка Виктор Башкиров рассказал, как превращает проблемный фининститут в крупнейшего кредитора бизнеса
  5. Президент и правительство заключили перемирие, чтобы стабилизировать состояние государственных финансов. Бюджетного кризиса избежать удалось, однако угроза резкого снижения темпов роста экономики сохраняется
  6. Попытка нарушить правила Всемирной торговой организации введением тринадцатипроцентной импортной пошлины не привела к серьезным торговым санкциям, но некоторые рынки сбыта Украина потеряла
  7. Шандор Чани, глава крупнейшего в Венгрии OTP Bank, превратил его в один из самых динамичных и эффективных финансовых институтов Европы. О том, как стать глобальным банком, сохранив национальные корни, контроль и кадры, Чани рассказал в эксклюзивном интервью «Эксперту»

Поиск
Самое интересное

кризис | деньга | компания | рост | комиссия | учебно-методическая